главная зощенко
Часы
Человека жалко
Человек без
Человек с нагрузкой
Человеческое достоинство
Через сто лет
Черная магия
Черт
Черт возьми
Черт знает что такое
Чертовинка
Честное дело
Честный гражданин
Четверо
Четыре дня
Чингис-хан
Чистая выгода
     

Зощенко: Четверо

Ну, братцы, держитесь! Ошельмую сейчас кой-кого. Я человек горячий. Я под горячую руку ужасных делов могу натворить.

Стоп! Вот фамилии… Пущай над ними смеются. Пущай эти фамилии на страницы всемирной истории попадают. Вот: староста первой артели Иван Тимофеев – раз, ДСП Никитин – два, ПД Соколов – три, Селиверстов еще – четыре.

Вот-с, четверо. Четыре фамилии.

– Позвольте, – скажут читатели, – чего ж они сделали?

Взятку, что ли, взяли?

Взятку? Зачем взятку. Хуже. Они, товарищи, архимандрита на себе везли. Да. Ей-богу, правда.

На станции Брянцево это было. На праздниках. Собрались эти четыре приятеля – тары да бары, а один говорит:

– Не позвать ли нам, братцы, попа. Пущай молебен служит. Все-таки праздник нынче.

А староста Иван Тимофеев – человек широкий.

– Зачем, говорит, попа? Дерьма тоже. Давайте, говорит, братцы, архимандрита позовем, если на то пошло.

Ладно. Сказано – сделано. Пошли приятели в монастырь Николы.

– Чего, спрашивают, есть у вас, товарищи монашки, архимандриты? А? Староста вот наш, Иван Тимофеев, человек широкий – архимандрита чегой-то хочет.

Обрадовались монашки.

– Есть, говорят, пожалуйста.

Вышел тут архимандрит.

– Ладно, говорит, могу. Только, говорит, на мне сан очень большой – не годится мне пешком ходить. Давайте, говорит, мне международное купе.

Упали духом приятели.

– Ваше, говорят, высокопреподобие, что касается купе – не тово, не выйдет. А вот ежели на вагонетке не побрезгуете – пожалуйста… Один впереди, трое будут пихать сзади – мигом доставим.

Согласился архимандрит. Сел на вагонетку – поехал. Староста Иван Тимофеев впереди дует, трое сзади… Прут на себе архимандрита. Без остановки прут – семафор не семафор.

Приехали. Слез архимандрит, отслужил молебен. А староста Иван Тимофеев, человек широкий, – не отпускает архимандрита.

– Ваше, говорит, высокопреподобие, не желаете ли к столу присесть?

Разукрасил стол староста. Поросенка для такого случая зарезал. Самогонки поставил. Закуску всякую.

Присел к столу архимандрит – вкусил и выпил и тем же порядком в монастырь отбыл. Не тем же, впрочем, порядком. Староста Иван Тимофеев, человек широкий, не согласился впереди бежать.

– Я, говорит, лучше теперь сзади пихать буду. Я все-таки человек широкий, выпивший, мне бы, братцы, под вагонетку не попасть.

Вот, товарищи, какая история.

А неловко так. Что ж это выходит? Одна рука с попом борется, а другая для попа свинью режет. Не годится.
 
Вы читали рассказ - Четверо - Михаила М Зощенко.
     
Чрезвычайное происшествие
Что делается
Что за шум, а драки
Что-нибудь особенное
Чудный отдых
Шапка
Шестеренка
Шипы и розы 1
Шипы и розы 2
Шумел камыш
Шутка 1
Шутка 2
Щедрые люди
Электрификация
Юбилей
Юрист из провинции
Я не люблю властелин