главная главная
Какие профессии
Каждый сам заграница
Как она смеет
Каменное сердце
Каприз короля
Карманная кража
Карусель
Каторга
Качество продукции
Кинодрама
Китайская церемония
Клад
Клинический случай
Коза
Колдун
Комар носа
Комики
Коммерческая операция
     

Зощенко - Кто прост тому коровий хвост

Больше всего на свете Гаврила учителей любит. Очень, знаете, симпатичные, милые люди. Очки, знаете, на носе. Бороденочка. Штаны этакие с темной заплатинкой. Тесемка непременно от подштанников болтается…

Гаврила очень обожает учителей.

Гаврила за них завсегда горой стоит. И ничего для них, голубчиков, не пожалеет.

А когда, например, может, помните, в городе Орске съезд работников просвещения происходил, – Гаврила сильно радовался, сколь торжественно все это было обставлено.

Троих, наиболее старинных, учителей даже чествовали. Даже по отрезу сукна им дали. Ей-богу, правда.

Быков такой, председатель УИКА, очень торжественную речь произнес, когда сукно это давал.

– Вы, говорит, которые ветераны и прочее… Сукно вам даем…

Ну и еще что-то такое сказал трогательное. Учителя, голубчики, от умиления плакали даже. И Быков тоже чуть не заплакал. Дрожащим таким голосом сказал:

– Кроме, говорит, сукна еще, говорит, учителю Гребенщикову для сына стипендия будет.

Восторг был, конечно, общий. Хотя какой-то ненасытный учителишка и крикнул:

– Газетку бы, дескать, неплохо… Годами, мол, газетки не видим…

– Газетку! – воскликнул Быков. – Не только газетку, а всем ветеранам труда – кроме сукна и газет – журналы специальные выпишем. Ладно уж. Получайте. Сосите нашу кровь, хватайте за горло!

Тут кругом рыдания начали раздаваться. Это старые ветераны, десятки лет работающие на ниве просвещения и не привыкшие к такому отношению, плакали от восторга и умиления.

Хотели качать Быкова, да не поднять было. Много ли силенки у голубчиков? А Быков – дядя все-таки здоровый.

Постояли так маленько и разошлись кто куда.

Прошло четырнадцать лет. Учитель Гребенщиков, постаревший лет на шестьдесят за последние четырнадцать лет, сидел на койке и говорил своему приятелю:

– Опутали, дьяволы… Четырнадцать лет назад обещали, черти шершавые, сыну стипендию дать, и ни черта в волнах не видно.

Другой старикашечка, приятель Гребенщикова, сморкнулся в кулак и сказал:

– Да уж, знаете. Отрез только и дали. А касаемо газет и журналов и прочего – опутали. Газетенку-то все-таки полгода выписывали, а после заглохло.

Старички замолчали, вспоминая свою молодость.

Лучина в избе догорала.

Вот и все, граждане.

А насчет четырнадцати лет Гаврила маленько преувеличил. По совести-то говоря, год всего и прошел.

Но оно и четырнадцать лет смело может пройти при таком вульгарном отношении. Знаем.

А на остальном фронте просвещения все обстоит довольно отлично и симпатично. Дела, как говорится, идут, контора на ундервуде пишет, и жалование работникам просвещения помаленьку выплачивается.

А касаемо этого товарища Быкова – при встрече Гаврила ему голову с корнем оторвет. Потому – не обещай понапрасну.

Так ему, дорогие учителя, и передайте.

Да, между прочим, не забудьте штрипку-то от подштанников спрятать. Некрасиво.

А вообще извините, если кого обидели.
 
Вы читали рассказ - Кто прост тому коровий хвост - Михаила Зощенко.
     
Кому что кому ничего
Конец
Контролер
Король золота
Костюм маркизы
Кочерга
Кошка и люди
Кража 1
Кража 2
Красота
Крепкая женщина
Крестьянский самородок
Кризис
Кролики
Кругом 16
Кружевные травы
Крысы
Кто прост тому хвост
Кузнеца обидели
Кузница здоровья