Зощенко — Клинический случай

Вот какой удивительный случай произошел со мной.

Давеча захожу в одну амбулаторию полечиться. У меня, как говорится медицинским языком, нервы стали пошаливать.

И вот вхожу в кабинет врача и вижу перед собой брюнета, сидящего за столиком.

Рассказываю ему, что со мной. И он начинает меня слушать.

Он послушал через трубку мое утомленное сердце и говорит:

Небось высоковато живете? В пятом или в шестом этаже? Эвон как сердце трепыхается.

Нет, говорю, живу во втором этаже.

Ах, во втором этаже! Это меня устраивает, говорит врач. Может, в таком случае, ссоритесь с жильцами? Небось коммунальная квартира? Сорок жильцов, крики и так далее?

Да нет, говорю, наоборот: проживаю в маленькой квартирке, где один только глухой профессор с супругой и я.

Доктор говорит:

Ах, вот как! Это становится интересным. Ну-те, положите нога на ногу. Сейчас я вас ударю медицинским молоточком по коленке и увижу, что с вами.

Увидев, что моя нога от удара высоко подскочила, доктор говорит:

Так и есть. Функциональное расстройство нервной системы.

Я говорю:

Какое лечение пропишете?

Доктор отвечает:

Если хотите, пропишу пилюли. Но их бесцельно глотать. Конечно, сразу вам хуже, пожалуй, от них не будет, но я сомневаюсь, что они вам какую-нибудь пользу принесут.

Я говорю:

А что же тогда делать при этом моем заболевании?

Доктор говорит:

Многим помогает перемена обстановки. Переезд в другой город. Перемена службы. Обмен квартиры. Все-таки человеку приедается жить сорок лет в одной и той же комнате. Иногда хочется пожить в другой. А для нервов это край не полезно.

Я говорю:

В другой город я не поеду. А что касается обмена квартир, то, говорю, это можно сделать, но жалко: хорошая, говорю, у меня комната. Чего я буду с бухты-барахты менять ее на худшую?

Доктор говорит:

А что, большой метраж, что ли?

Метраж, говорю, небольшой семнадцать метров плюс небольшой отдельный коридорчик.

Доктор говорит:

Это становится интересным. А встанет в этом вашем мизерном коридорчике книжный шкаф?

Я говорю:

Свободно могут встать два шкафа и табуретка, и еще останется узкий проход в комнату.

Мда, говорит врач, такие комнаты редко бывают в хорошем районе.

Нет, говорю, и район ничего себе Петроградская сторона.

Ах, вот как! Действительно, жалко менять такую комнату. Конечно, если доплату дадут, то вы не жалейте, меняйте и переезжайте.

Без доплаты, я говорю, естественно, я и не перееду.

А много ли хотите доплаты? говорит врач.

Я говорю:

Надо осмотреть комнату. Может, мне подкинут такую площадь, что жизни будешь не рад. И вообще я не хочу менять. Что вы, ей-богу, ко мне привязались?

Доктор говорит:

Конечно, если не хотите, то и не переезжайте. Я же вас за воротник не тащу. Я вам говорю с точки зрения медицины: переезжайте в том случае, если это вам интересно. А если вам неинтересно, то и сидите в своей берлоге, хворайте нервными заболеваниями, умирайте преждевременно. Я говорю:

Прямо уж и не знаю, что делать. Главное комната веселенькая, на солнечной стороне.

Ах, даже на солнечной стороне! говорит врач. Это становится интересным. И что же, целиком она на солнце, или она немножко глядит на запад?

Целиком, говорю, на юг. Солнце так и жарит целый день.

Многие сердечники, говорит врач, это худо переносят. Короче говоря, сколько хотите доплаты, если вам дать комнату в двенадцать метров в четвертом этаже?

Я говорю:

Хотелось бы прежде осмотреть эту вашу паршивую комнатенку.

В таком случае, говорит доктор, запишите мой адрес и вечерком приходите. Насиловать вашу волю я не буду. И за просмотр, за визит, с вас ничего не возьму. А пока одевайтесь и идите с богом, посоветуйтесь с женой.

Вот я оделся и вышел на улицу. И прошел сгоряча два квартала. Потом мне стало досадно, что я плохо полечился. И я решил вернуться к врачу, чтоб спросить, не нужно ли мне ванны принимать с какой-нибудь мурой морской солью и так далее.

И вот я снова поднимаюсь к этому врачу и вхожу в его кабинет.

А там уже другой пациент. И врач, слушая его в трубку, говорит:

Мда, сердцебиение порядочное. Небось в пятом этаже живете?

Пациент уныло говорит:

Живу в седьмом этаже.

Мда, говорит врач, дураков мало меняться с вами. Одевайтесь.

Тогда я подхожу к столу и говорю:

Довольно странно мне слышать ваши слова, обращенные к другому пациенту. Раз вы со мной договорились насчет комнаты, то зачем же вам снова расспросами заниматься?

Доктор говорит:

Четвертый месяц ищу комнату не могу найти. Всех опрашиваю, и это вошло у меня в привычку. Что касается вашей комнаты, то район меня не совсем устраивает, и через это я стал сомневаться. Уходите оба, сейчас ко мне еще один пациент придет, может быть, из центрального района.

Тут в дверь постучали, и вошел еще один пациент, которому врач сказал:

Раздевайтесь. Побеседуем, что у кого болит.

В общем, теперь я хочу полечиться у другого врача. А то этот меня еще больше расстроил. И даже у меня теперь начались головные боли.

А может быть, у меня начались головные боли оттого, что мой квартирант-профессор целые дни кипятит какую-то химию в своей колбочке. От этого в квартире вредный запах. И я, кажется, действительно возьму и поменяю свою комнату.

Вот завтра пойду к какому-нибудь врачу и побеседую с ним об этом. Было бы славно, если б попался врач вроде этого. Впрочем, сильно сомневаюсь, что еще раз встречу такого же боевого медика.

Вы читали рассказ — Клинический случай — Михаила Зощенко.

Оцените статью
Михаил Зощенко
Добавить комментарий