Зощенко: Пароход

В этом году мне многие советовали проехаться по Волге. Отдых, дескать, очень отличный. Природа и вообще берега… Вода, еда и каюта.

Я так и сделал. Поехал в этом году по Волге.

Конечно, особенно я не раскаиваюсь через это путешествие, но и восторгу, как бы сказать, у меня нету к этой речке. Главное, там с пароходами много лишнего беспокойства.

Слов нет пароходы там очень великолепные. И мне самому попался, можно сказать, первокласснейший пароход. Вот только, к сожалению, не помню его заглавия. Кажется, Тов. Пенкин. А, может быть, и нет. Позабыл. Память через дальнейшие потрясения у меня слегка отшибло.

Но дело тут не в названии, а в факте. А факт, можно сказать, такой.

Приехали мы в Самару.

Вылезли небольшой труппой на берег шесть человек и одна беспартийная барышня.

Пошли, конечно, осматривать город.

Осмотрели город. Возвращаемся назад. Доходим, конечно, до пристани. Видим нету нашего парохода.

Я говорю:

Братцы мои, да никак наш пароход ушел?

И видим действительно нету нашего парохода Тов. Пенкина! А стоит какой-то вовсе другой пароход. Может быть, встречный, Гроза или Глаза я не помню. У меня память через это путешествие испортилась.

Так стоит эта Гроза или Глаза. А Пенкина нету. Тут я прямо закачался.

Багаж, думаю, в каюте. Документов с собой мало. И пароход уплыл.

Тут вся наша труппа закачалась.

Чего, думаем, делать?

Спрашиваем публику плачевным голосом:

Давно ли Пенкин ушел? На чем прикажете догонять?

Публика говорит:

Догонять не приходится. Эвон Пенкин стоит. Только теперича это Гроза бывший Пенкин. Переменили заглавие.

До чего мы обрадовались сказать нельзя. Бросились всей труппой на пароход и до самого Саратова не вылезали.

А в Саратове я вылез всего, ей-богу, на полчаса. Только до ларька смотался, пачку папирос купил. И поскорей назад.

Возвращаюсь назад опять, гляжу, нет моего парохода. Другой пароход стоит.

Конечно, испуг у меня был не такой сильный, как в первый раз. Думаю, шансы есть. Может быть, думаю, они опять заглавие перекрасили.

Но все-таки испугался. Не совру.

Подхожу ближе.

Вижу Грозы действительно нету. А стоит Короленко. Спрашиваю берегового боцмана:

А где Гроза?

Боцман говорит:

А эвон Гроза. Только теперича это Короленко, начиная с Саратова.

Чего ж, говорю, краски-то не жалеете?

Так что, говорит, прежнее заглавие, как бы сказать, не актуальное было. Не так созвучно, как это.

Действительно, говорю, это будет слегка посозвучней для такого парохода.

Хотел я спросить, кто этот Короленко, или, может, это низовой работник, но не спросил. Потому по морде вижу, что береговой боцман и сам не в курсе… Только потом выяснилось, что это писатель.

Вскоре поехали дальше.

Однако заглавия больше не трогали. Так, знаете, до самой Астрахани и доплыли с этим заглавием.

А назад я поехал по суше. Так что дальнейшая судьба Короленки мне неизвестна.

Вы читали рассказ — Пароход — Михаила Зощенко.

Оцените статью
Михаил Зощенко
Добавить комментарий