Зощенко: Свинство

Ведь вот свинство какое: сколько сейчас существует поэтов, которые драгоценную свою фантазию растрачивают на рифмы да стишки… Ну чтоб таким поэтам объединиться да и издать книжонку на манер наших святцев с полным и подробным перечислением новых имен… Так нет того не додумались.

А от этого с Иван Петровичем произошла обидная история.


Пришел раз Иван Петрович к заведывающему по делам службы, а тот и говорит:

Ах, молодые люди, молодые люди! На вас, говорит, вся Европа смотрит, а вы чего делаете?

А чего? спрашивает Иван Петрович.

Да как чего? Вот взять тебя… Ты, например, младенца ждешь… А как ты его назовешь? Небось Петькой назовешь?

Ну, говорит, а как же назвать-то?

Эх, молодые люди, молодые люди! говорит заведывающий. По-новому нужно назвать. Нужно быть революционером во всем… На вас вся Европа смотрит…

Что ж, отвечает Иван Петрович, я не против. Да только фантазия у меня ослабла. Недостаток, так сказать, воображения… Вот вы, человек образованный, просвещенный, восточный факультет кончили, посоветуйте. У вас и фантазия, и все такое…

Пожалуйста, говорит заведывающий. У меня фантазии хоть отбавляй. Это верно. Вали, назови, ежели дочка Октябрина, ежели парнишка ну… Ну, говорит, как-нибудь да назови. Подумай… Нельзя же без имени ребенка оставить… Вот хоть из явления природы Луч назови, что ли.

А имя такое Луч не понравилось Иван Петровичу.

Нет, говорит. Луч с отчеством плохо Луч Иваныч… Лучше, говорит, я после подумаю. Спасибо, что на девчонку надоумили.


Стал после этого Иван Петрович задумываться как бы назвать. Имен этих приходило в голову множество, но все такие имена: то они с отчеством плохи, а то и без отчества паршиво звучат.

Ладно, решил Иван Петрович, может, на мое счастье, девчонка народится… Ну а ежели мальчишка, там подумаю. В крайнем случае Лучом назову. Шут с ним. Не мне жить с таким именем…

Много раз собирался Иван Петрович подумать, да по легкомыслию своему все откладывал завтра да завтра.

Чего, думает, я башку раньше времени фантазией засорять буду.

И вот наконец наступило событие. Родилась у Иван Петровича двойня. И все мальчики.

Сомлел Иван Петрович. Два дня с дивана не поднимался думал, аж голова распухла. А тут еще супруга скулит и торопит:

Ну как? Ну как?

А Иван Петрович плашмя лежит и руками отмахивается не приставай, дескать, убью.

А сам самосильно думает:

Стоп, думает. По порядку буду… Одного назову, ежели это есть мальчик, Луч, Луч Иваныч. Заметано… Хоть и плохо сам виноват. Был бы девочкой другое дело… Другого, ежели это тоже есть мальчик, а не девочка, назову, ну… Эх, думает, хоть бы одна девчонка из двух…

Пролежал Иван Петрович два дня на диване, и вместо имен стали ему в голову всякие пустяки лезть вроде насмешки: Стул, Стол Иваныч, Насос Иваныч, Картина Ивановна…

И побежал Иван Петрович с перепугу к заведывающему.

Выручайте, кричит, вы меня подкузьмили!


А что? спрашивает.

Да как же что! Вся Европа на меня смотрит, а у меня все мальчики… Ну как я их назову?!

Думал, думал заведывающий.

Вот, говорит, Луна, например, неплохое имя…

Заплакал Иван Петрович.

Я, говорит, про Луну думал уж. Луна это женский род… У меня все мальчики.

Стал опять думать заведывающий.

Нет, говорит, увольте. Фантазии у меня действительно много, но направлена она в иную сторону… Пойдем, говорит, старик, выпьем с горя.

Пошли они в пивную, а там в трактир, а там опять в пивную.

И запил Иван Петрович.

Пять дней домой не являлся, а как явился, так уж все было кончено: одного парнишку назвали Колей, а другого Петей. Этакое свинство.

Вот какая это была история. А во всем виноваты поэты. У них фантазия.

Вы читали рассказ – Свинство – Михаила Зощенко.

Михаил Зощенко
Добавить комментарий